Thursday, November 27, 2014

Про прелюдию и фугу

Начало
В больнице меня обследовали, сделали послойные снимки легких и пришли к выводу, что у меня всего лишь прикорневая пневмония, процесс лечения которой очень медленный, но выживаемость высокая. Дали какой-то заграничный антибиотик внутривенно, всякие обычные физио для пневмоний и дыхательную гимнастику, об'яснив, что правильная вентиляция легких - дело очень важное в выздоровлении. Кстати, действительно правильное дыхание - дело очень важное!
Еще я там сама пристроилась к группе аутотреннинга, где под ласковый говор инструкторши каждый должен был представлять, что лежит на берегу моря, и яркий луч солнца падает (в моем случае) именно на грудную клетку и греет ее, и как тебе приятно и т.д. Такая простая техника, а ведь она приводит к тому, что в этот момент свежий поток крови поступает именно на это "прогретое солнцем" место и приносит необходимые питательные вещества и уносит шлаки.
В общем суть-да-дело, я записала на магнитофон ту тетеньку, и долго еще та кассета меня выручала из из разных других ситуаций.
Тянуть резину и рассказывать долго не буду, и так всем ясно, что выжила я.
Это у меня прелюдия так растянулась.
А фуга-тo - она вся впереди :-)
Рассказать хочу я совсем другую историю. Меня положили в отделение пульмонологии в двух-местную маленькую палату с 17-летней девочкой, к которой пускали маму прямо в палату! И она приходила каждый день и проносила ей еду! А ко мне не пускали. Сначала мне стало страшно завидно, ведь ко мне никого не пускали, ни мужа ни детей.
Но я быстро смекнула, что здесь что-то явно не так.
Слово за словом, разговорилась я с девочкой. Оказывается она уже болела более года, ее переводили из больницы-домой да в другую больницу. Сюда ее поместили умирать. В качестве последней попытки посадили ее на гормоны, и она начала прибавлять в весе прилично, но состояние и анализы нисколько не улучшались. Послушала я ее-послушала, а она мельком заметила что более года тому назад простудилась, заболела, но ко всему прочему еще и мочевой пузырь застудила, заработала цистит. А тут лежит в пульмонологии. Спрашиваю, а консультацию уролога тебя давали? Нет.
С мамой ее разговаривать было бесполезно. Она была в том замороженном состоянии матери-одиночки, которая теряет своего единственного ребенка. У нее был только свет в окошке, что ей можно пройти к дочке и сидеть у ее кровати до глубокой ночи и смотрeть на нее, не отрываясь.
В общем, я подговорила девочку, и мы с ней вдвоем выкрали ее историю болезни. Толстая же она была. Я к тому времени уже поднаторела на цифирях, которые в анализе крови и мочи. И хоть что-то да смыслила в показателях эритроцитов, лейкоцитов и т.д.
Я аккуратно выписала все даты анализов в 2 таблицы, одну по крови, другую по моче, даты замеров и общее состояние (лучше-хуже), построила графики. Вырисовывалась четкая картина, что у девочки идет мощный воспалительный процесс или в мочевом пузыре или в почках, потому что именно анализы мочи зашкаливали за все возможные нормы.
Глубоко за полночь вернули мы ее историю болезни на место.
Наутро она сама попросила направление к урологу, и с моей подачи она ничего не об'ясняла, только просила. Ее просьбу уважили, тем более что всего-то надо было с 7-го этажа спуститься лишь на 2-й этаж для этого дела. Тот пришел в ужас от результатов анализа и того "лечения", которое ей назначили. Он быстренько назначил свои анализы, немедленно ей сменили ее хитрый диагноз, к-й я и не помню, на цистит в тяжелой форме и начали ее быстро накачивать антибиотиками.
Однако. Эти веселые ребята в белых халатах из отделения пульмонологии тут же отменили ей гормоны - все же такой прокол: проглядели элементарный цистит!
 Не то, чтобы я великий спец по гормонам, но у меня была сотрудница на работе, к-ая их принимала, и она приносила с собой молоко их запивать, и когда ей их отменяли, то делали это, постепенно уменьшая дозу, сводя ее на нет.
Я тут опять встряла и об'яснила девочке, почему категорически нельзя прекращать пить гормоны, особенно если была назначена высокая доза.
Она опять к врачам, те ей вернули их, и молоко дали. И стали постепенно уменьшать дозу, как и положено.
В общем, я выписывалась через 3 недели, конечно слабая еще была, но живая, а эта ситуация все же куда лучше, чем та, что была у меня 3 недели назад. Где-то полгода заняло у меня возвращение к здоровому состоянию, c тем, что я научилась плавать, ибо вычитала, что при плавании через легкие проходит в 4 раза больше кислорода, чем при беге,  и стала регулярно ходить в бассейн, c поездкой в Крым на 2 месяца и всяких прочих упражнений, которые я все выполняла.
Но что было замечательно, девочка та уже не умирала! Ее состояние резко улучшилось.
Несколько лет спустя я ее встретила на улице, не узнала, прошла мимо, она меня окликнула, бросилась на шею.
 Все у нее было ОК. Она закончила школу и поступила в Педагогический институт.