Monday, September 27, 2010

Помещаю тут вот очередное Ларисино проявление на голландском телевидении, вернее, Limburg TV station, это еще не государственная ТВ станция, а так, южная провинция Голландии. Эти либеральнее, потому что на границе с легкомысленной Францией :-)
Ведущая уже принарядилась в блузу Ларисиного дизайна (обратите внимание на манжеты и ворот платья). Далее Лариса представляет свою визажистку и модель, к-е тоже в платьях ее дизайна.

А разговор крутится вокруг последней выставки, IFA Berlin, к-я прошла в Берлине со 2-го по 6-е сентября. Выставка исключительно технологичерская, куда крупнейшие фирмы, производящие телевизоры и прочую электронику, связанную с передачей изображения и звука, привезли. Лариса была приглашена kомпанией XpanD Universal 3D Glasses организовать их экспозицию.
Она решила, что на подобных выставках экспозиции будут практически все похожи одна на другую, а надо как-то сделать презентацию XpanD уникальной. Лариса подобрала 5 моделей, создала новые дизайны к их трехмерным очкам для просмотра трехмерного изoбражения новейших моделей телевизоров и экранов для кинотеатров и пошила платья. По ее просьбе прибыли 2 cameramen из Парижа, и т.о. устроили там fashion show в течение всего периода выставки.(В видео-клипе есть неск-ко фотографий и других платьев)
Все вместе привлекло много внимания к стендам этой компании, много media и т.д., что безусловно привело к выгодным заказам компании. Ларису пригласили в очередной раз на TV, а также неск-ко журналов мод напечатали фотографии с ее платьями.
А что мне так понравилось в этом видео? Как Лариса держится, как представляет свою группу, как подчеркивает достоинство и участие всех, а не только трещит о себе одной. Это достойно уважения. Ее интонации, общий стиль поведения на интервью - это уже высокий уровень. Обычно страна, в к-й ты живешь и творишь, последней признает тебя, особенно если ты начинаешь без гроша за душой и без связей с сильными мира сего, по-просту, начинаешь с полного нуля.
Ларисина судьба - не исключение. Смешнее всего, что начала она свою карьеру в Амстердаме, стучалась, стучалась во все двери - ноль эмоций, потом "вдруг" такой успех в Дюбае, Бахрайне, потом и в Лондоне, и в Париже, и в Нью Йорке, и в Каннах, где сам Джорж Армани сделал Ларисиному дизайну принародно на red carpet шикарнейший комплимент, то постепенно и Голландия стала поглядывать на нее, как на восходящую звезду.
Да. А ведет она себя так, как уж давным-давно сияет на небосклоне :-)...

Под стрекот цикад до глубокой темноты

Сегодня первый, по-настоящему осенний день с мелким дождиком, моросящим часами. В Манхэтэне летом, когда стоит изнуряющая жара и влажность подбирается к отметке 100, почему-то никогда, ну никогда не бывает ветерка, к-й бы сдул это пышущее жаром облако от раскаленного бетона и асфальта и унес куда-нибудь, на океан или за тридеведь земель, что ли.
Зато с первым оcенним промозгло-серым днем нате вам, пожалуйте - тут же пронизывающий леденящий душу ветер. И дует исправно, всю дорогу, пока я, втягивая голову в плечи, старательно прижимаясь к зданиям, торопливым шагом семеню на работу.

Sunday, September 19, 2010

В воскресенье мы с Даниэлем с утра пораньше поехали экспромптом в Манхэтэн, в еврейский музей. Он расположен в Battery Park, на самом юге острова.
Собственно мне захотелось сходить в этот музей после того, как я прочла книгу Галя Бекермана "The Epic Struggle to Save Soviet Jewry". Я впервые столкнулась с тем, что собственно касалось напрямую меня и моей семьи: мы 7 лет были в отказе, активно борясь за право на выезд,не прячась за чужие спины в ожидании, когда же отпустят. Все мы жили надеждой, что Запад обвиняет СССР в грубейшем попирании прав человека и в отказе людям элементарных свобод, свободы слова, возможности трудиться, свободе перемещения. И союз должен быть хоть как-то выкрутиться и продемонстрировать, что его граждане - тоже люди. Мы верили, что рано или поздно борьба таких же как мы отказников приведет к тому, что советские люди получат те же свободы, что и люди, живущие на Западе. Из наших знакомых Феликса Кочубиевского, к-му тогда было за 50, сослали в лагерь, Эдельштейна не только загнали в лагерь, а еще и серьезно искалечили. Я знала лично людей, к-е сошли с ума от в ожидании того, как их отпустят и тех, кто был запихан в психушку совершенно нормальным человеком.
И вот я читаю, как те, кто выжил в канцлагерях, кто успел выехать из Европы, те, кто чудом выжили, у тех болела совесть за то, что именно они выжили, а их родные, близкие, друзья, соседи - все, все были уничтожены.
На Запад стали просачиваться слухи о том, что Сталин продолжает верное дело Гитлера, однако до "Дела врачей" не было никаких фактов. Когда же последовали цензы на прием евреев на работу, в институты, на вышвыривание с работы в центральных городах евреев, занимавших какие-либо видные посты, то эти действия уже были на 100% - повторение гитлеровской стратегии. Именно с этого он и начал в 1933.
И вот наконец в моих руках скрупулезно собранные сведения о тех самых людях, к-е на том самом Западе и организовали мощную волну протеста за спасение уцелевших евреев в советском союзе. В 1987 г в Вашингтоне в день приезда Горбачева прошли молча 200,000 евреев с демонстрацией, приехавших туда на свои деньги, неся плакаты с фотографиями отказников и лозунгами "Отпусти народ мой".
Во главе с Меиром Кагане евреи США добились поправки к квотам, ограничивающим в'езд имигрантов в США, вернее, евреям из России были предоставлены права беженцев, и огромный поток их хлынул вон их прекрасного коммунистического государства.
Да. Если бы не эта борьба американских евреев, никого бы из нас, отказников, давным-давно уж и не было бы в живых.
Велика Русь-матушка, есть, где сгноить неповинных.
Сколько их без вести исчезнувших, снесенных ураганом строительства коммунизма? Не считано.
Это вам не немецкая аккуратность, где все сожженые, заморенные голодом, расстрелянные, убитые переписаны, и сколько чего у них было отобрано...
В Museum of Jewish Heritage, в основном, фотографии, цифры, цифры на числовой оси и много интервью с теми, кто выжил в голокост.
Первый этаж - рассказ о том, как жили себе евреи по всему миру, а не только в Европе, как никогда не устраивали тер. актов ни в одной стране за всю историю рассеяния с момента разрушения 2-го Храма в Иерусалиме. Всегда были верными подданными.
Рассказ о судьбах людей, семей, кто как жил, что любили делать, как отмечали свои еврейские праздники.
2й этаж музея - экспозиция как с приходом к власти Гитлер начал издавать и проводить законы, по которым выгоняли с работы всех евреев, отбирали их бизнесы, запрещали выступления еврейским артистам, музыкантам, как в крупных городах Германии заставляли еврейских женщин и стариков драить мостовые губками и тряпками, и наконец как начали свозить евреев в гетто и оттуда в специально отстроенные лагеря для сожжения.
Интересно, что видимо из полит. корректности, не представлены факты, что Голландия, Бельгия,Франция, Польша, Литва, Латвия, Эстония, Украина и Белоруссия в сущности разделались с евреями на 90-98% самостоятельно: выявили каждого, составили списки и согнали "своих" евреев, чтобы немцы их просто увезли и сожгли, а сами экспроприировали и их жилье, и их бизнесы, и зажили, думая, что им все с рук сойдет...
А вот король Дании, когда страна была завоевана Гитлером и он получил приказ выявить всех евреев и согнать их в гетто, нацепил себе на грудь желтую звезду Давида и отправился на обычную утреннюю конную прогулку. Вся его свита (делать нечего!) последовала за ним, нацепив еврейские звезды. Ни один еврей Дании не попал в концлагерь. Гитлер просто отсупился от Дании.
Нет и этой информации.
3-й этаж - этаж Израиля, как туда добирались евреи, на свой страх и риск, как английская армия, к-ая в ту пору контролировала эту территорию, их выслеживала, отсылала назад к немцам или просто расстреливала на месте. Kак создавали евреи свое государство, свой дом, свою родину. Как сделали в пустыне оазис из ничего с соседями, к-е трясутся от зависти и ненависти и каждые 6-10 лет лезут с новой войной, а им назло - процветающее государство с экономикой, к-ая в настоящий эк. кризис оказалась на такой высоте, к-ая поразила Америку и Европу. Поэма.
"Яд ва-Шэм" - музей еврейства в Иерусалиме не должен приседать перед власть имущими, поэтому там собранo и представлено гораздо больше фактов о том, как уничтожались евреи в Европе. У музея есть аллея ангелов. В честь каждого человека, кто в войну спас хотя бы одного еврея, рискуя жизнью, там посажено дерево с его именем.
Когда я посещаю такие места, постоянно думаю о тех зверствах, на которые способен человек.
Меня до сих поражает, как Германия, самая высоко-развитая в мире на тот момент и самая культурная нация совершила самое крупное злодеяние в истории человечества.
В Израиль приезжают частенько молодые немцы и работают бесплатно в госпиталях, с детьми-сиротами, родители к-х погибли в терактах. Pаботают по году или по нескольку месяцев. Их никто не заставляет приезжать. Их гонит туда собственная совесть. У нас дома останавливась одна девущка из Германии, она тогда была студенткой медицинского. Она целое лето работала бесплатно в госпитале Адаса, а жила и кормилась на свои деньги, потом приезжала еще несколько раз. Христианка она, в семье 4-ро детей.
Не подумайте, что приезжают тысячами. Нет. Но все же довольно многие приезжают. Люди ведь разные, и совесть народная - штука не эфемерная.
А день был сегодня чудесный. Удивительно высокое синее небо.
Возвращались к машине по-над Гудзоном, поставилась я довольно далеко, прошли почти час, но я нисколько не пожалела. 10 лет назад я была именно тут, и было все в процессе закладки парка-полосы по-над водой.

Нынче деревья и кусты разрослись, столько зелени и цветов, застроили новыми красивыми домами весь юг Манхэтэна, и стало здесь очень приятно.
Нью Йоркцы, воспользовавшись чудесной погодой, выбрались на улицы, масса народу на велисипедах, на роликах, на самокатах, или просто бегут, молодые родители с малышами играют или загорают на травке, - красота и благодать.
Нью Йорк - он ведь очень разный. Этот район - район престижного жилья, заселен в основном молодыми преуспевающими людьми. Такие не разрушают то, что создано городскими работниками, все цветники, все детские и спортивные сооружения в порядке, созданное раз, поддерживается без проблем - и глаз радует такая картина.
Да. Отчего людям не жить бы в мире, без взимного уничтожения?!
Неужели это утопия?

Sunday, September 12, 2010

В сам Labor Day, к-й отмечается всегда именно в первый понедельник сентября, и из-за к-го начало учебного года во многих штатах "ползает по календарю", ибо оно как раз после этого праздника, мы с Аней поехали в Тоwеr Hill Botanical Garden. Правда, в праздничный день многие места закрыты, но нам повезло (проверили мы по интернету, прежде чем ехать).
Даниэль наслаждался, общаясь в мужском обществе с Джейсоном и его братом Марком, а мы нисколечки не сожалея о том, что на не предстоит целый день лицезреть существо с кислой миной, к-го надо ташить на веревочке от растения к растению, буквально упорхнули, и через 50 мин уже в'езжали вдвоем с Аней в ботанический сад, созданный в 1989 г. Каждый ботанический сад в США имеет свое лицо, ботаническую направленность, исследования и вне всякого сомнения, свой landscaping и свой колорит. Только в Нью Йорке 3 ботанических сада, и все равно они очень разные. Я посещаю их постоянно. Мы с Аней думали, что этот сад будет маленьким, провинциальным и уютным - каких немало по всей Америке, а оказалось, что там идет строительство огромных оранжерей, и то, что уже открыто для посетителей, так чудесно оформлено и продумано, и я просто удивилась, что саду всего 20 лет-то от роду!
Для New England характерно, что население весьма образовано и ценит красоту во всех ее проявлениях.

Этот ботанический сад рассадил растения по их принадлежности к семействам, а семейства определялись традиционно по внешним признакам (форма листа, цветка, плода и т.д.). Последние открытия и исследования ДНК растений внесли серьезные изменения в структуру семейств, и работники ботанического сада приступили к пересадке некоторых растений из "семейства" в "семейство".
Территория сада огромная. Есть такие тихие уголки, куда практически никто из посетителей и не заглядывает, и ты ощущаешь себя наедине с природой, а ведь это иногда так необходимо.
Мы заехали по дороге назад и купили яблок и малины из местных садов, приготовили домашнюю пиццу, покушали и я решила послушаться совета Джейсона и поехать домой не в 3 часа утра на следующий день во вторник, чтобы прямиком на работу мне, а Даниэлю - в школу, а в 6 часов вечера во вторник. Оказалось, что это был прекрасный вариант, ибо все уже из страха попасть в пробки, повыехали, кто когда. Я же, начавши в 6 в Масачусетсе, подрулила только к 8-ми часам к местам обычных пробок у Стэмфорда и ближе к Нью Йорку, а так уже никого и не было.
К великой своей радости потратила на дорогу обратно только ровно 4 часа, что почти невероятно в длинныйй weekend.
Ура! И снова Ура!
Моя поездка на Labor Day к Ане как настоящий отпуск, полна ярких впечатлений, спешу их описать, чтобы другие впечатления не успели их вытеснить.
На второй день Даниэль остался с Джейсоном дома продолжать "работать лесорубами" - так им очень это обоим нравится,- мужская, мол, работа, а мы не стали им нудить и тащить за собой, а быстренько упилили в Гарвардский музей натуральной истории. Аня где-то услышала про выставку цветов из стекла, и мы думали, что попадем на нечто красивое, всякие там диковинки, красивые цветы и будем ахать и нафотографируем всласть т.д.
Оказалось, что это коллекция из 5,000 ботанических образцов, к-е сделаны были более 100 лет тому назад чешскими богемскими стеклодувами, отцом и сыном, Брушатка, Леопольдом и Рудольфом. Их нашел Гарвардский профессор Гудэйл, энтузиаст своего дела, и попросил создать точную копию растений, цветов, увеличенное строение тычинки, пестика, среза растения и т.д. - как учебные пособия для студентов-ботаников. Ведь в те времена не было цветных фотографий, TV или видео, а как изучать растения только по высушенным гербариям, к-е дают представление о растениях, но весьма далекое, ибо и цвет утерян и растения в процессе засушки спрессованы?!
С точки зрения воплощения подобного плана в реальность были огромные технические сложности: как создать трехмерную копию растения, а тем более цветка, ведь оно имеет тысячи оттенков цвета, к-е в стекле передать не возможно, просто такого цветного стекла еще нет в мире!
Профессор нашел финансистов на этот уникальный проект, и отец и сын работали около 30 лет вместе, создавая удивительные оттенки цвета в стекле. После смерти отца сын продолжил работу около 20 лет. Это просто чудо!
Музей натуральной истории в Гарварде выглядит довольно стареньким, по крайней мере залы ботаники и минералов. Там старинные деревянные щкафы, к-е сделаны, наверное 100 лет назад, но все аккуратно и не помпезно, хотя имя университета гремит на весь мир, и он является наиболее престижным в США.
Аня заканчивала школу с усиленной программой по биологии, математики и химии. Для нее попасть на такую выставку было огромным наслаждением, она перечитала и просмотрела массу информации о растениях, но я в конце концов утянула ее дальше, мне всегда хочется успеть посмотреть побольше, и мы переместились в отдел минералов.
Kогда-то в мою бытность работы в Институте геологии я брала детей с собой на работу т.к. в каникулы наш местком организовывал для детей поездки по театрам, кино и т.д. - т.е. на коротких каникулах где-то с неделю детей занимали, пока родители работали. "Смотрели" за ними родители по очереди, выделяли им автобус и т.д. в конце дня оставался час-два, и они все толклись в институтском музее минералов. Наверное, то, с чем в детстве сталкивался, остается на все жизнь как нечто близкое и родное. Опять же отец ходил с детьми по горам Таджикистана и Узбекистана. Вот Аня и восторгалась, узнавая знакомые минералы в коллекции гарвардского музея.
Потом мы бродили по Гарварду, фотографировали, потерялись, ибо не могли выйти к оставленной машне, нашлись, используя навигатор (GPS system) моего iPhone.
Черт возьми, как техника вошла в нашу жизнь! что будем делать, когда
разyчимся жить без нее?!

Погода все 3 дня нашей поездки стояла удивительная: много-много солнца и не жарко - это после удушающего-то лета, просто благодать! Вечером вернулись, с'ездили в Hоме Dеpоt, закупили 50 хризантем цветущих или с бутончиками, а также и нежно-розовый лилий, все счет идет минимум на десятки :-)... Я собиралась бордовые и темно-желтые забрать к себе, а розовые и малиновые у Ани посадить - это ее любимые цвета, но на след. утро когда взялась до завтрака их рассаживать по грядкам и заполнять их, то так получилось, что я все цветы рассадила у Ани, сделавши 2 грядки, одну круглую, а другую прямоугольную, и ее front-yard сразу же приобрел некий шарм.
Да, а когда стемнело, Джейсон и Даниэль развели огромный костер у куска скалы во дворе, мы запекли картошки в фольге, овощей, немного сосисек и котлетки из лосося и ели у костра, мы с Аней, запивая чудесным французским вином, а Джейсон, своим любимым пивом. Такой покой, такая услада душевная...

Friday, September 10, 2010

А у меня закончилось бурное лето: в пятницу проводила внука в аропорт, Лариса на очередном fashion show в Берлине, невыносимо жаркое лето как-то разом вдруг перешло в осень, когда по утрам без теплого жакета и брюк ужасно холодно, хотя к обеду все еще жарко, но это уже приятная жара.
Погрузив кучу всяких Аниных вещей и растений, я раненько утром поехала к Ане с Даниэлем и с собакой, взяв аудио-курс по бизнесу и по организации компаний на CD (правовая основа в основном) - слушать по дороге. Я забыла забежать в библиотеку и взять что-то поинтересней, но этот курс, купленный когда-то Аней, оказался чрезвычайно интересным и полезным. Опять же без нашей собачки я бы никогда того курса и не прослушала . Она у нас сидит в машине тихо только тогда, когда кто-то читает вслух книгу или там лекции, а если этого нет, то она скулит, завывает и гавкает так, что лопаются барабанные перепонки, и музыкой ее не усладить - не заткнуть. Ей нравятся только хорошо поставленные голоса, читающие вслух. Вот и слушаю - приходится! а заодно и просвещаюсь. И уже не важно, кто меня на такие подвиги сподобил, а важен результат(!) Даниэля же это прослушивание не касается, ибо он все равно почти всю дорогоу спит под все CD или под собачий лай (вот уж не знаю, как можно с таким гавканием просто высидеть, а не то что спать!)
Выехала я в 5 утра и поэтому смогла доехать за 4 часа, совсем без пробок, что и есть величайшая редкость и радость несметная. У нас в понедельних был праздник, The Labor Day, День Труда, поэтому получалось 3 дня выходных, и ехалo потом, как я видела по TV, народу видимо - не видимо.
Аня переехала в свой дом 25 августа. Это ранчо, в сущности 2-х этажное из-за того, что дом стоит на пригорке с резким скосом так, что 3 подвальные стены полностью открыты. В подвале, если прорезать бетонные стены толщиной в 12 см и сделать огромные окна, то получается целый жилой этаж. Кухня у них маленькая и старая, и хочется немедленно сделать нормальную просторную кухню с новенькими шкафчиками, но пока этим заниматься некогда и некому(Аня и Джейсон перешли на новую работу, где надо себя зарекомендовать с наилучшей стороны), да и на такие ремонты надо много средств, к-х пока что просто нет. В общем планов - громадье, главное - простор для фантазии.
Дом -последний на улице, а за ними начинается нац. парк. Их двор гигантский, а лес начинается прямо от дома, и это в 30 мин езды от Бостона. 3 дня пролетели как миг, именно так, как я и люблю: мы и дела попеределали и об'езжали и обследовали самые разнообразные места в округе, а их там - не перечесть! Узнали массу интересного, и глаз и душу усладили, и новая пища для размышлений всегда есть после таких поездок, и при этом в хозяйстве тоже поучаствовали.
В день нашего приезда мы втроем (Джейсон работал в субботу) поехали в соседний в штат Rhode Island (это самый маленький штат в США), Newport, в летние дворцы американских миллионеров, представляющих по словам Марка Твена gilden age mansions. Мы едим туда уже в 4-й раз, и я с удовольствием поеду туда еще много раз, просто мне там очень нравится. На сей раз посетили только дворец Корнелиуса Вандербильта, магната американской железной дороги, дворец The Brakers. Дворец называется так потому что волны океана разбивались (brake) о камни , выложенные во дворе.
Это теперь, конечно, музей архитектуры, декора и мебели, стоящий на высочайшем европейском уровне. Архитектор Ричард Хант, получивший образование в Европе, стал впоследствии семейным архитектором, и по его проектам построены практически все дворцы богатой и влиятельной семьи Вандербилтов по всей Америке. Внутренний декор обычно поручали не одному, а нескольким дизайнерам, и стиль комнат резко отличается друг от друга, удовлетворяя вкус разных членов семьи, а в те времена семьи были многочисленными. Мрамор для облицовки зала, колонн и комнат достaвлен из Италии, иногда это гигантские плиты на всю стены, декор комнат (ну как Lego!) изготовлен во Франции, доставлен и собран на месте, тютелька в тютельку, надо же как точно все измерено было! Камень на пoстpойку стен привозили из штата Индиана. Дворец построен в 1895 г за 2 года, заменяя собой предыдущий летний дом семьи, к-й сгорел дотла. Дворец уже в те времена был полностью электрифицирован, в нем газ и лифты, туалеты и ванны, вырезанные из цельного куска мрамора, вода подавалась и из океана и речная, т.о. ты мог принимать и морскую и обычную ванну. Т.к. электрический генератор частенько останавливался, то все освещение и обогрев немедленно переключалось на газ. Для прислуги внутри стен была сделана своя система коридоров и лестниц, а также и грузовых лифтов, чтобы они никогда не попадалась на глаза хозяевам и их гостям.Что интересно, нынче в небоскребах теперь всегда есть грузовые лифты для доставки всего небходимого в офисы, и грузчики со своими тележками не толкаются с посетителями и работниками cамого здания в том же самом лифте) Кухня и кондитерская - чудо техники, и даже гигансткие холодильники! А какие предосторожности предприняты, чтобы избежать пожаров! И это конец только 19-го века. Когда у тебя есть деньги и голова на плечах, ты можешь организовать свою жизнь так, как тебе и нравится и по последнему слову техники...
В музее ты получаешь аудио-гид, на к-м 3 уровня детализации экскурсии. Мы с детьми, конечно же прослушали и поперечитали по максимуму, жаль, что фотографировать внутри дворцов не разрешено (фото интерьеров - с интернета). В этом дворце мы были в прошлый раз в 2000г, и очень многое я не понимала из-за моего убогого на тот момент английского. На сей раз у меня была возможность поподробнее познакомиться с личностью каждого члена семьи. С моим советским наследием каждого богача воспринимать как врага народа я постепенно я стала воспринимать мир по-другому. Нынче мне люди, начинавшие свою иммиграцию с пустого места (А я сама на своей шкуре пережила две иммиграции), умеющие видеть шанс и не упустить его, доводить идею до логического завершения, трудолюбивые, культурные с высокими идеями и стандартами стали мне гораздо ближе и симпатичнее, чем представители цивилизации серости, двурушничества, ненавистники любого проявления таланта и аморальные типы, уничтожавшие миллионы своих собственных сограждан даже не зная собственно зачем, а поступая просто как все.
Я прочла довольно много материала о семье Вандербильтов и прониклась к ним искренним восхищением.

По дороге домой к Ане мы остановились у виноградников и винодельни, перекусили. Какое приятное место, и сколько таких уютных уголков с любовью ухоженных людьми, живущими и работающими здесь! Я лазила по винограднику и фотографировала виноград в заходящих лучах солнца с позиций и сидя, и лежа, и по солнцу и против солнца, и никто ко мне даже не подошел. Дивные, дивные картины!
Что интересно, дорога совсем рядом, тысячи машин проезжают мимо каждый божий день, и никому не приходит в голову остановиться и нарвать халявного винограда, к-й никто, понимате, никто не охраняет! и заборов никаких нет. А вот останавливаются и покупают этот самый виноград, к-й стоит совсем не дешево , возле тех же виноградников. Покупают также вино, к-е делается здесь мелкими партиями и поэтому стОит дороже тех вин, что продаются в огромных магазинах. Чудеса, да и только.
Слов нет, капитализм - отнюдь не самое совершенная общественая формация, но все же он куда человечнее коммунизма и куда более результативен по части накормить-обуть-одеть миллионы, и люди при нем ведут себя намного более цивилизованно.
Вернулись домой, приготовили вкусный ужин. Понятное дело мы готовим всегда праздничную еду и накрываем стол, как в "лучших домах Лондона" - привычка у нас такая, а все от меня идет: я обожаю красиво оформлять и подавать еду и для себя и для гостей.Вечером же до темноты я успела навозить на тележке огромных камней и обрамить ими большую круглую грядку для Аниной клумбы, к-ю она начала создавать у фонаря, стоящего на их газоне у дороги. Даниэль и Джейсон взялись выпиливать засохшие древья, к-е близко к дому: они могут рухнуть на дом в очередной ураган и разнести его в щепки. Предыдущие владельцы ничего ни во дворе ни в доме не делали, так что так что нынче у Ани с Джейсоном полный простор для фантазии, чтобы со временем преобразовать это место в уютный мир из серии "Home sweet home".
PS
В слайдшоу много фотографий из серии "я и папайя", к-х у меня обычно не много. Но на этот раз настроение было такое прекрасное, что хотелось сфотографировться со всем, что видим. Даниэль превратился в нормального подростка, к-й из принципа "наоборот" от всех фотографий уворачивался, ну а мы и не настаивем...

Wednesday, September 01, 2010

Достался нам век неспокойный...

История эта имеет длинную предысторию. Хотя, наверное, могла быть пересказана вкратце. Собственно, только сюжетная линия. Может быть, и этого было бы более чем достаточно.

Начну, пожалуй, так.

Умер в штате Оклахома, в каком-то обычном американском городке, обычный россиянин 82 лет от роду, обычный эмигрант. Назовём его Василий Михайлович Фридан. На этом-то всё обычное и заканчивается.

Немногие из очень немногих знали действительную историю Васи Фридана – парня откуда-то из-под Саратова или Тулы, заброшенного в Америку очередной эмиграционной волной в середине 70-х уже прошлого века.

Как говорил когда-то Высоцкий словами такого же парня:

...За что мне эта злая,

Нелепая стезя –

Не то чтобы не знаю, –

Рассказывать нельзя...

Теперь рассказывать уже можно. И нужно.

Жила в Одессе, где-то на Колонтаевской – этой настороженной молдаванской улице, обычная еврейская семья. Отец, мать, сын и дочь. Жили, как все вокруг, особенно ничем не выделяясь. Отец работал примусником на Привозе. Мать хозяйничала по дому, подрабатывая ночами шитьём тряпичных валенок и фуфаек. Сын 1923 года рождения, дочь – где-то там 1930-го.

Детство. 5-й трамвай, 14-я школа, Староконный базар…

Парень окончил семилетку, учился в Черноморской школе юнг. Потом – обычное мореходное училище, стал матросом-мотористом. Потом – пароход «Крым». Потом война...

Черноморский флот. Сначала Одесса, потом Севастополь, потом Новороссийская военно-морская база. Потом морская пехота. Многих снимали с кораблей – на суше они были нужнее.

Ещё до этого он мог утонуть на «Армении» – санитарном судне. Как говорится, Бог миловал. Сняли буквально с трапа...

Отгремел 1941-й, пробежали 1942-й и 1943-й. Были ранения – разные ранения. После контузии, из Севастополя, на носилках успели погрузить чуть ли не на последнее судно... Стук колёс санитарного поезда, увозящего в тыл. Госпитали, операционные, реабилитация… Потом опять штыковые атаки, рукопашная с наброшенным на руку ремнём с морской бляхой... вместо автомата. Радость побед местного значения...

В 1944-м уже чувствовался воздух той самой большой Победы. Двигался к ней шагами, полз, отвоёвывал метр за метром, дом за домом, город за городом...

Одесса уже была свободна. Ещё, казалось, ты никогда не был так близок к ней. В каких-то ста километрах от дома осколок зацепил ногу. Как-то обошлось, рана заживала быстро. Уже почти снова стоял на своих двоих... Летом 1944-го, после госпиталя (эти походные госпитали были почти в каждой школе, каждом клубе), наш парень всё-таки попал в Одессу. Проездом, догоняя свой полк.

Уже освобождали Молдавию, фронт двигался дальше – на Румынию и Венгрию. В тылу стояла полная неразбериха. Части из резерва подтягивались в прифронтовую полосу для пополнения действующей армии. Толчея на мобилизационных пунктах... Тылы подчищал СМЕРШ, на местах уже устанавливалась законная власть.

И вот Одесса. На всё про всё – не более трёх часов. Прошёл через весь город – от разрушенного железнодорожного вокзала до своей Колонтаевской. И вспомнил многое... Несколько раз останавливал военный патруль. Ребята улыбались, увидя по документам, что он одессит.

В лихом парне в синей фланельке и бескозырке, с боевыми наградами тяжело было узнать того 18-летнего пацана, который уходил с этого двора в военную бесконечность.

Всё быстро стало на свои места. Во дворе помогли разобраться. Мать, отец и сестра убиты ещё в ноябре 1941-го. Сосед по лестничной клетке прятал их у себя. Румынские полицаи вместе с нашими «помощниками», обшарив двор, уходили ни с чем. Но что-то пронюхавший дворник вернул их назад и дал правильную ориентировку. Жена дворника даже помогла открыть своим ключом нужную дверь чёрного хода. За укрывательство евреев расстреляли и соседа.

...Зашёл в дворницкую. Ноги сами шли. В кармане рука сжимала трофейный браунинг. Дворник нагло ухмылялся. Его жена не могла успокоиться: «Смотри, не всех ещё добили. И этот опять здесь...». Он не слыхал её слов, глаза натыкались на знакомые вещи из родительской квартиры. Всё то, что стояло перед глазами все эти годы.

Парень объявил приговор, и сам привёл его в исполнение. Браунинг не подвёл... Говорят, что потом – и в 1945-м, и в 1946-м, и даже в 1947-м уже другие искали того дворника. Чтобы рассчитаться. И власти тоже искали. Но рассчитываться уже было не с кем...

Дальше опять война. Он всё-таки попал к своим – успел догнать ещё в Молдавии. Просто на распределительном пункте его случайно узнал прежний помполит.

Одесские соседи, которые указали на дворника, тут же указали властям и на того, кто подвёл черту в «дворницком» деле. В СМЕРШе напрасно хлеб не кушали. В особый отдел воинской части полетело распоряжение: «В связи с возбуждением уголовного дела по факту убийства... срочно этапировать такого-то к месту совершения преступления...» Странно, как в такой неразберихе сработала и завертелась следственная машина. Странно вообще, что кто-то начал его искать и в конце концов нашёл. Такое вот счастье...

Комбат начинал с ним ещё с самого Севастополя. Начинал младшим лейтенантом – после ускоренного выпуска военного училища. Он, как и многие с переднего края, мягко говоря, не любил контрразведку. А ещё выдать человека, с которым из окружения выходил, с которым все эти годы «загибался» по сто раз на день, с которым хоронил своих, начиная с Севастополя и Инкермана... Он выслушал парня, стукнул кулаком по столу: «Ты всё правильно сделал. У нас, в Сибири, поступили бы также... Когда всё это закончится, только одному Богу известно. А пока – война... Ты здесь нужнее, чем там. Сколько из тех, наших, теперь осталось – сам видишь. Я да ты... Так что воюй! Лучше, чем раньше, не надо...»

За словом последовало дело. На запрос СМЕРШа из части ответили, что разыскиваемый такой-то геройски погиб... вчера в бою. Всё. Такого больше нет. Потом старшина выправил красноармейскую книжку. Имя чуть подправили, в фамилии выбросил всего одну букву – букву «м». Букву, изменившую саму суть.

Так одессит Виля Фридман превратился в Васю Фридана.

Дальше уже воевал Вася Фридан. Начал воевать, как говорится, с «белого листа». Всё, что было до этого, его не касалось. Прежние награды тоже. Всё это было в другой жизни, с другим человеком. И новенькую «Красную звёздочку» уже вписали в новую орденскую книжку – орденскую книжку матроса Василия Михайловича Фридана. Это в конце августа 1944-го – за Кицканский плацдарм, форсирование Днестровского лимана и десант в районе Аккермана.

А вообще, кто тогда, на передовой, смотрел в документы? Смотрели, как ты воюешь... А писарями были ребята, которые иногда с трудом писали. Даже туркмены и узбеки, которые и русского-то толком не знали. Представить только всеобщий хаос в прифронтовой полосе. А толпы на пересыльных пунктах, где собирались профильные команды для боевых частей? А новые призывники?! Короче, всё говорило про то, что комбат принял правильное решение.

Дальше он воевал в Венгрии и Австрии. Против немецкой группы армии «Юг». Пришлось форсировать Дунай, а в марте 1945-го прорывать оборону Секешфехервара, биться за Вену. Об этом напоминала Васе Фридану медаль «За отвагу».

До Берлина он так и не дошёл. После переформирования – на Дальний Восток, через всю страну – в теплушках и открытых платформах. Железнодорожные станции и разъезды, полустанки и узловые точки. Казань, Челябинск, Новосибирск, Иркутск, Чита, Хабаровск, Владивосток... Казалось, это никогда не закончится. Встречающие, спирт, полевые цветы и слёзы. Много слёз...

С Японией разобрались быстро. В августе 1945-го морской пехотинец Вася Фридан в составе Северной Тихоокеанской военной флотилии освобождал Южный Сахалин, участвовал в захвате порта Торо и военно-морской базы Отомари. Медаль «За победу над Японией» и сквозное ранение спины – память о Сахалине.

...Как ни странно, он поначалу даже пугался мысли, что война может вот-вот закончиться. А что потом?

Куда потом?!

Одесса закрыта на всю жизнь...

Одесса – куда рвался всю войну.

За что воевал...

За что умирал...

Туда пути нет.

Тогда, в октябре 1945, на Сахалине ему улыбнулась девушка-ефрейтор связи. Они поженились, а после демобилизации поехали к ней. Почти в глубинку России – осели там.

И все годы эти хранил Вася Фридан свою тайну.

А Одессу увидел всего один раз, только в июле 1952 года. Проездом. Нельзя было отвертеться – направили в командировку на Украину.

Только-только отстроили железнодорожный вокзал. Он вышел из поезда, глубоко надвинув шляпу на самые глаза. Вокруг била незнакомая одесская жизнь. С Привокзальной площади посмотрел на убегающую вдаль Пушкинскую... Представил себе сетку одесских улиц. «Про себя» последовательно перечислил все улицы – аж до самой Дерибасовской. С этим пересел в автобус и поехал дальше.

Дальше по жизни...

А как жил? Вот так и жил – «перебивался», «ставил» детей на ноги, «гнал» план, платил партвзносы и думал, что уже завтра будет лучше.

А потом – Америка, так дети захотели. Но это уже другое…

В тяжёлые минуты мысленно искал тот, ещё довоенный, 5-й трамвай. Его перезвон возвращал снова и снова в Одессу, на Колонтаевскую.

Резко оглядывался, внезапно узнав в толпе, как казалось, знакомое одесское лицо. Но так только казалось.

...Потом, спустя годы, его много раз спрашивали, не жалеет ли он?

Не жалеет ли о случившемся? Может, надо было не обратить внимания, пройти мимо...

Нет, сожалений нет.

Убил бы столько раз, сколько бы встретил. Вернее, встречи бы не ждал. Из-под земли достал бы.

...Незаметно пробежало время, расставив по своим местам города и людей, события и страсти, любовь и ненависть. И через всё это прошёл строевым шагом матрос-пехотинец Виля Фридман – переименованный жизнью, отлученный от Одессы, загнанный в угол. Человек с достоинством, не запертым текучкой и серой повседневностью.

Спросите тех, кто воевал…

...Еще лет тридцать назад от одного моряка-одессита я услышал историю, буквально ошеломившую меня.

Как-то под аргентинским фрахтом мой случайный знакомый зашел на Красное море, в израильский порт Эйлат. Уже сам по себе этот факт для тех лет был довольно неожиданным. С 1967 года мы с этим государством вообще никаких отношений не поддерживали. А что можно было узнать о нем из наших газет или телевизора? Кроме того, что это – агрессор – и что там не все, как у людей, – больше ничего.

И тут этот одесский парень, уже повидавший на свете немало, «к слову» рассказал то, что сам не мог осмыслить

...В марте 1949, когда основные события Войны за независимость разворачивались на севере только что созданного Израиля, какая-то умная еврейская голова еще раз внимательно «просмотрела» решения ООН о разделе Палестины на два самостоятельных государства. Просмотрела и поняла, что в этом документе южные границы нового государства четко не обозначены, а значит, все-таки есть место для самодеятельности.

На свой страх и риск этот военный бросил на юг группу десантников. Отбирались добровольцы. Люди эти шли на явную смерть. Чем дальше они удалялись на юг, тем реальнее становилась угроза быть отрезанными от основных сил. И вот эти плохо вооруженные, разговаривающие к тому же на разных языках люди, преодолев более 500 километров по мертвой пустыне, вышли к Красному морю и ворвались в прибрежный населенный пункт. Десантников здесь никто не ждал. Малочисленный иорданский гарнизон в панике бежал... Так без единого выстрела Израиль получил выход в Красное море, что потом было официально закреплено в специальных международных документах.

Солдаты шли умирать, поэтому никто не подумал прихватить с собой обычный израильский флаг. Пришлось водрузить необычный – на белой простыне с помощью чернил дорисовали шестиконечную звездочку и все необходимое. Командир десантников отстучал главе государства историческое «радио»: «...Сегодня, такого-то числа, такого-то года, наши ребята подарили Израилю выход в Красное море...».

Восхищаясь этим «броском на юг», морячок все время недоумевал. Он никак не мог отказаться от навязанного всем многолетнего стереотипа. Евреи воевали? И еще с такой решимостью?! Нет-нет! Здесь что-то не так…

А историю эту я вспомнил, пробираясь как-то мимо заброшенных могил, по узкой тропинке нашего одесского 3-го кладбища. С овальной фотографии, закрепленной на гранитной плите одного из памятников, на меня внезапно взглянула очень красивая молодая девушка в морском берете со звездочкой, тельняшке и гюйсе. Под фотографией было написано «Памяти Симочки Индик, погибшей в годы войны». Кажется, так...

Где она проходила службу? И кем – связистом? Медработником? В разведке? Где и при каких обстоятельствах погибла?

Конкретно за нее ответили другие.

Не все торговали в лавке. Далеко не все отсиживались в Ташкенте... на «5‑м Украинском фронте».

Евреи воевали.

Об этом не писали, не снимали, не говорили громко. Статистика противоречила официальной политике, потому была вредна. Да и не говорили бы до сих пор. Просто время другое – такое лицемерие уже не проходит... О многих просто забыли. О многих забыли не просто. Их бы и сейчас с удовольствием «перевели» в другую национальность. Лишь единицы получили Золотую Звездочку. Давали, когда уже очень-очень нельзя было не дать... Да в этом ли только дело?

Награжденные и ненагражденные... Обычные рабочие войны. По меткому выражению И. Эренбурга, «...никому не передоверившие свое право на месть». Их сотни тысяч.

...А комиссар ледокола «Сибиряков»?

О подвиге «Сибирякова» писали даже в отрывных календарях. О комиссаре же – ни слова... После неравного боя с линкором «Адмирал Шеер» немцы сняли с тонущего ледокола экипаж. Сошли все, даже вынесли на носилках капитана...

Не сошел лишь комиссар – Зейлик Абрамович Элимейлах. Он утонул вместе с судном, в ледяной воде, на виду у всех— у флага, прижав руку к козырьку...

Эти евреи всегда не так, как все...

В немецкой истории Второй мировой войны («Битва на море») отдельно упоминается подвиг этого человека, исполнившего свой долг до конца. В немецкой, но не в нашей...

Когда-то по горячим следам, в память Элимейлаха в Карском море был назван остров. Теперь же нам говорят, что остров назван, по-видимому, в честь... норвежского исследователя Арктики.

Никто не помнит.

И на ум не приходит, что комиссар «Сибирякова» – еврей из Гомеля, отмеченный за свой подвиг... орденом Отечественной войны II степени(?!).

А Ефим Дыскин?

В ноябре 1941-го под Волоколамском, когда погиб весь орудийный расчет, он сам точным огнем уничтожил четыре (!) танка. Сам подносил, заряжал, стрелял...

«Молчал» весь участок фронта. Зам. начальника Генерального штаба Василевский спросил: «Чья пушка стреляет?». Стреляла пушка Дыскина.

Он, тяжело раненный, продолжал вести бой, уничтожив прямой наводкой еще три (!!) танка.

Этим евреям больше всех надо...

Когда уже престарелого маршала Жукова спросили, какое представление на звание Героя больше всего запомнилось, он, не задумываясь, ответил: «Представление на 17-летнего наводчика орудия Дыскина».

Жуков считал его погибшим. Но Дыскин выжил, как говорится, всем смертям назло.

А Леня Окунь?

Он был первым и единственным в Красной Армии 14-летним (!!!) кавалером двух орденов Славы. Все перепало на долю этого мальчика – муки и унижения Минского гетто, убийство родителей, тяжелые ранения и дерзкие партизанские рейды. Он стал «стреляным» бойцом, бесстрашным военным разведчиком, народным мстителем.

Чему только эти евреи учат своих детей уже с малых лет?…

А 27-летний полковник Юфа?

В 1943-м он сумел без потерь (!) переправить через Днепр в полном составе (!!) несколько (!!!) гвардейских минометных частей. «Катюши» потом сыграли чуть ли не решающую роль в Киевской наступательной операции.

И это в то время, когда рядовому давали Золотую Звездочку и – поначалу – даже звание майора (!), если он переплывет Днепр и закрепится до подхода основных сил. А тут целые минометные части!

Эти евреи всегда что-нибудь придумают...

Трезвый расчет, хладнокровие и мужество сделали свое дело – Юфа для всех приблизил час Победы.

А контр-адмирал Абрам Богданович?

Он был самым «большим» морским начальником в блокированном Ленинграде. Была такая должность – начальник охраны водного района Невы. Кроме всего прочего, чем же занимался этот Абрам?

В Нарвском заливе немцы «засеяли» минные поля, обозначая для себя проходы вехами. Богданович разгадал их «систему» и... переставлял вехи. Немцы, двигаясь, как им казалось, безопасным фарватером, натыкались на свои же мины. Только за один раз три новеньких эсминца нашли себе здесь могилу. А сколько было таких «разов»?

Эти евреи всегда хитрят...

Моряки называли его Абрам Невский – что-то среднее между Абрамом Богдановичем и… Александром Невским.

А комиссар Брестской крепости?

У него была «удачная» фамилия – Фомин. Остальное, правда, «подвело» – Ефим Моисеевич. Все, что мы знаем о Брестской крепости: организованный отпор врагу, осмысленность действий, решимость сражаться до конца – все это – 32-летний полковой комиссар Фомин.

В итоге – предан одним из «защитников-героев»: расстрелян, не отходя от ворот крепости.

Немцы выстроили только что захваченных в плен и чисто автоматически приказали: «Коммунисты, комиссары, евреи...».

Среди грязных, изможденных, без документов и знаков отличия, в лохмотьях... никак нельзя было определить, кто есть кто.

Один из защитников указал на Фомина: «Это не просто еврей, это самый главный... Он заставлял оказывать сопротивление».

Так этим евреям и надо...

В 1965-м, к двадцатилетию Победы, искали, кому еще дать Золотую Звездочку за Брест. На Фомина не хватило…

А командир особого разведывательного партизанского отряда Дмитрий Николаевич Медведев? Еще один с «удачной» фамилией…

Кто не читал «Сильные духом»?

Кто не слыхал о легендарном Николае Кузнецове? Это он, Медведев, чекист и контрразведчик, готовил, наставлял и руководил Кузнецовым – «Зибертом». Это его люди в глубоком тылу, на Западной Украине, наводили ужас на «новых хозяев». Это он не давал покоя фашистским прихвостням, напоминая, что возмездие неотвратимо.

И в отряде Медведева, как и в отрядах Ковпака и Вершигоры, было немало евреев-подрывников, разведчиков, медработников. Рядовых и офицеров «с еврейской смекалкой». Мужчин и женщин, детей и подростков.

Звездочку Героя Медведев получил еще в 1944-м. В лихие 1950-е, в пору борьбы с космополитизмом, изгнанный из органов ...«по состоянию здоровья» и ушедший из жизни всего в 56 лет.

Эти евреи всегда отсиживаются где-то в тылу…

А морской летчик Михаил Плоткин?

Это он 8 августа (!) 1941 г., а затем вторично (!!) 9 августа бомбил… Берлин.

Этим евреям всегда мало…

Поднялись с острова Сааремаа, на Балтике, с максимально возможным боезапасом, отбомбились и вернулись на базу. Германия замерла…

В начале войны Звездами не разбрасывались. Плоткин получил…

А командиры подводных лодок?

Это летчиков готовили, как шоферов. Трехмесячные курсы – и за штурвал. Командиры подводных лодок были профессиональными моряками, гордостью русского флота…

И здесь евреи «наследили».

Эти евреи – везде они есть…

Израиль Фисанович, Иосиф Израйлевич, Григорий Кукуй, Исай Зельбст, Александр Каутский, Владимир Коновалов, Самуил Богорад, Аркадий Моисеев, Илья Браун, Эдуард Бродский, Исаак Кабо, Роман Линденберг, Яков Хмельницкий, Иосиф Юдович, Бенцион Буянский, Мойсей Шлионский, Семен Эпштейн, Сергей Могилевский, Израиль Сивориновский, Адольф Резников, Абрам Темин, Израиль Быховский, Евгений Расточиль, Абрам Александровский, Василий Комаров, Григорий Гольдберг, Борис Марголин.

И это только самые-самые – 27 из 229 командиров подводных лодок, участвовавших в боевых походах. Многие погибли. Трое – Фисанович, Богорад и Коновалов – стали Героями Союза. Замолчать их не смогли...

А сколько флагманских штурманов, командиров бригад (!!) и дивизионов (!) или просто – рулевых, акустиков, торпедистов? Были, оказывается, евреи даже подводники.

Так это было...

Так же, как и было другое. Во все послевоенные годы, когда в маляры или портные – пожалуйста! Зарабатывайте деньги... В моряки? Вы что?!! Надо знать свое место...

Только ли в моряки?!

А командующие «фронтами тыла»?

А Исаак Мойсеевич Зальцман?

В 33 года – директор Путиловского завода в Ленинграде. Узнай об этом, царь-батюшка перевернулся бы в гробу.

В 36 лет – директор Танкограда(!) в Челябинске, одновременно – зам. наркома танковой промышленности, а затем и нарком(!).

Это благодаря Зальцману весь мир увидел 7 ноября 1941 года на Красной площади в Москве, на историческом военном параде, танки.

Сталин позвонил Зальцману в Челябинск. Где взять танки? Ничего нет, нет стартеров, успеть к 7 ноября невозможно… Зальцман сообразил: «Будут танки на параде! Я погружу их на железнодорожные платформы, а мои механики установят стартеры прямо на ходу, уже по дороге в Москву… Успеем…»

Успели. Танки, сойдя с железнодорожных платформ, уже своим ходом, двинулись на Красную площадь. А дальше – на передовую…

Звезду Героя Социалистического Труда Зальцман получил одним из самых-самых первых – в конце 1941 года!

А что потом? Опять в начале 1950-х, в результате все той же борьбы с космополитами, снят со всех должностей, лишен всего… Всего, кроме умения думать и работать. Так и трудился …рядовым мастером цеха на одном из уральских тракторных заводов.

Эти евреи, эти Исааки… с Мойсеевичами всегда пристроятся…

А разве не были героями те, по воле которых на голом месте возводились заводы и города, строились ракеты и корабли, осваивались пустыни, выпускалось новое вооружение и медикаменты? Все это, не обращая внимания на «графу»...

Лавочкин, Ванников. Нудельман. Гуревич, Котин, Миль, Сандлер, Рубинчик, Котляр, Харитон, Зельдович, Галлай, Носовский... И еще многие-многие. И еще...

И все те Трижды и Дважды... – о которых мы знаем и о которых даже не догадываемся до сих пор – многие Указы были закрытыми. Были и остаются таковыми…

И просто герои повседневные, перед которыми снимали шапку на рабочем месте – в цехах, институтах, больницах, на стройплощадках, полигонах.

...Евреи не воевали, пока их к этому не принуждали. А если уже воевали, то с чувством национального достоинства, никак не меньшим, чем у того народа, среди которого находились. Так и воевали, и создавали, и жили.

...Израиль. Эйлат. Конец ноября.

По одесским понятиям – глубокая осень. Здесь – тепло. Ультрасовременный курортный город. Разноязычная толпа. Ночь. Море света и шума. Выхожу на боковую набережную, находящуюся как бы в стороне от этой жизни. Из темноты слышен «голос» аккордеона: «…Но и Молдаванка и Пересыпь обожают Костю-моряка…». Иду на этот голос. Наши люди теперь есть везде. И тут совершенно внезапно буквально натыкаюсь на памятник с трудноразличимыми силуэтами. Что же это?

А это бронзовый монумент десантникам, завоевавшим Израилю выход в Красное море…

Тем самым десантникам!

Что же изображает памятник?

…По шесту спускается молодой парень, он только что водрузил израильский флаг. Взгляд его устремлен вверх, другие – удерживают шест, их взоры обращены на развевающее полотнище.

Что двигало этими людьми?

О чем думали они, шагая днем и ночью через голую пустыню – к морю, скорее всего, навстречу смерти? На что рассчитывали? Этот «чернильный» флаг, определивший южные границы государства, мог бы рассказать о многом...

Все-таки дошли!

Все они разного возраста – от молодого, необстрелянного – до старика-усача. На головах – наши пилотки, польская «конфедератка»...

Наверняка среди них были парни, прошедшие и Сталинград, и Днепр, и Одессу...

У всех разное оружие. Все одеты по-разному.

Все разное. Одинаково лишь одно – все крепко держат оружие!

С того времени – до сих пор...

Навсегда.

http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer10/Pojzner1.php