Wednesday, March 06, 2013

Чьи конспекты лучше?

Может профессия у меня такая, а может это я сама такая непоседа, но мне всю мою жизнь приходится много учиться, будь то курсы, классы, профессиональные конференции, симпозиумы, или же просто перечитывать горы материала с тем, чтобы потом сделать краткий обзор для коллег или составить свое собственное мнение о каком-нибудь новом програмном средстве и т.д.
Я делаю для себя, конечно, какие-то заметки, "ужимаю" огромное количество информации в очень краткий документ или еще проще - в таблицу, в к-й я пытаюсь сравнивать разные програмные продукты.
Информация, огромные об'емы данных - это то, с чем мне и приходится постоянно работать.
Вдруг совсем недавно меня осенило, а ведь я конспектирую, пользуясь основными приемами, к-е я позаимствовала в студенчестве у своего одногруппника, Виталика.

Виталикины конспекты были вседа нарасхват, на них занимали очередь, потому что он почти все экзамены сдавал экстерном и раньше всей группы, и на время подготовки к экзаменам, когда сдавало огромное большинство студентов, они были не нужны хозяину.
Я тоже приспособилась многие сдавать экстерном, мне очень очень не нравилось готовиться к экзаменам в сессию, в общаге было такое напряжение в воздухе, близкое к истерической, которое действовало на меня угнетающе, а вот когда сдаешь пораньше, да еще и не особо-то рассказываешь другим, что ты именно сейчас готовишься к очередному экзамену, той напряженки вокруг экзаменов удавалось избежать, а заодно можно было получить конспекты Виталика, к-е были как-то точнее и аккуратнее моих собственных.
Надо отметить, что частенько так получалось, что ходь пару лекций в семестр да и пропустишь, и надо было у кого-то те конспекты взять и переписать лекцию, к-й у тебя и нету. Ведь конспекты лекций  были нашим основным материалом, к-й служил базой при подготовке к экзаменам.
Как сейчас помню, что основная масса народа стремилась побольше успеть записать за преподавателем, особенно на самом первом семестре, когда слушание лекций и их конспектирование было практически для всех нас чем-то новым-неизведанным. Кто разрабатывал сокращения часто употребляемых слов типа "к-й", или придумывал особые значки для часто употребляемых преподавателями словами типа "любой", "каждый", и т.д., кто-то пытался учить стенографию. Мы же первокурсниками свалились совершенно неподготовленные к такой жизни, никакого интернета или университетского портала, где все необходимые материалы к лекциям заботливо подобраны и подготовлены преподавателем для того, чтобы облегчить студентам процесс усвоения новых знаний. Мы из другого времени.
Вот и приспосабливались к конспектированию, как могли.
Меня поражало в Виталикиных конспектах, что они были очень немногословные. В то время, когда многие старались просто записать побольше за препом, а разбираться и понимать, что он там говорил оставляли на "потом", т.е. когда начинами уже непосредственно готовиться к экзаменам, Виталик был один из немногих, к-е вслушивались в то, о чем рассказывал преподаватель, обмысливал и записывал в основном только определения и важные связующие-об'ясняющие компоненты длинного математического доказательства.
Писал он огромными детскими буквами, проводил слева или справа от 2-3 строчек важного предложения по 3 вертикальные линии, и сразу же этот фрагмент текста бросался в глаза и быстро запоминался. Виталик не умел быстро строчить, и ему приходилось даже определения сжимать, передавая самую суть, без вспомогательных слов и даже без цветистых прилагательных зачастую. Ведь когда человек говорит, он обычно для привлечения внимания аудитории "раскрашивает" свою речь разными приемами, к-е нужны для удержания внимания, для облегчения усвояемости. Но те же самые приемы на письме и последующем чтении наоборот как раз и затрудняют восприятие. Когда материал воспринимается в прочтении, тут удобнее дать самую суть, скелет, на к-й потом можно будет нарастить "мышцы", т.е. всякие цветистые слова. Когда человек активно слушает, т.е. занят перерабатыванием полученной информации, а также и старается уловить наиболее важную мысль, к-ю лектор старается передать своими словами, то мозг занят интенсивной работой, а его обладатель явно не задремлет во время лекции.
Получалось, что Виталик интуитивно нашел очень правильный подход к написанию конспектов. Забавно и то, что я не помню Виталика, к-й бы клевал носом от скуки и заснул бы на какой-то лекции, от чего я сама сильно страдала, потому что хронически не высыпалась, и с трудом досиживала скучные лекции, постоянно "перехватывая голову", к-ая норовила упасть на блестящую красивую темно-коричневую лакированную поверхность парты или яркую поверхность длинных столов в поточной аудитории и произвести громкий звук. В нашей общаге считалось приличным ходить по гостям из комнаты в комнату до полуночи, а уж после полуночи вроде как и не вежливо ломиться в чужую комнату, но все равно могли и запросто к тебе зайти и позже. Редко в какой комнате свет выключали и засыпали ровно в 12 ночи.
А я и до сих пор ложусь спать рано, и мое "детское время" - это никак не позже 10 часов вечера...
Что интересно, с самых первых дней 1-го курса, никому и в голову не пришло смеяться над детским почерком Виталика, все как-то сразу почуствовали, что этого парня стОит уважать, не смотря на такие мелочи. И не ошиблись, - закончил он с красным дипломом, его имя золотыми буквами написано сейчас в родном универе на нашем факультете.
А от меня Виталику - особое спасибо: я теперь пишу краткие конспекты, основанные именно на его находках по усвоению материала.