Sunday, November 06, 2016

В субботу с утречка...

Два воскресенья подряд провалялась я в корейских саунах часов эдак по 5 каждый раз, Не то что я прямо в самих саунах столько просидела, одуревая от жары, нет! Там полежишь, тут в джакузи посидишь, выйдешь, подремлешь на огромных креслах, раскладывающихся практически в кровать,- в общем ничего не делала.
Видать накопила столько энергии, что как только нечаянно наткнулась на рекламу банка, что, мол посещение музеев в первый выходной каждого месяца нашим клиентам бесплатно, ну по всей стране,- я тут же посмотрела, а что есть у нас тут под боком, выяснила, что аж 10 музеев бесплатно.
В субботу с утречка пораньше нарисовалась возле музея Whitney. Его основала Gertrude Vanderbilt Whitney (1875–1942), пра-пра внучка того самого Вандербильта, который умудрился создать свое мультимиллионное состояние с нуля - начинал он ребенком, перевозил на лодочке людей через речку, а потом понастроил железных дорог по всей стране.
В общем, к бизнесу талант нужен, чтобы умеючи дела-то вести. Ну а дети да правнуки твои уже так и не упираются, а занимаются, чем им нравится.
Вот Гертруде нравилось заниматься скульптурой, она сняла себе студию в Greenvich Village in New York City, и себе ваяла не бог весть что, да заодно покупала работы братьев-сестер по ремеслу, которые еще пока не были известны публике.
Когда работ стало много, она задумала подарить свою коллекцию Metropolitan Museum, но тот музей не принял дар, снобы несчастные! Bидимо вкус дарительницы был, того... далек от стандартов высокого искусства, поддерживаемого в Metropolitan. Гертруда не растерялась, а открыла свой музей и завещала средства на его содержание, а также и идею покупать и выставлять работы молодых и малоизвестных художников.
Музей несколько раз переезжал в другие здания, но наконец в 2015г для него построено было здание по специальному проекту, как раз с прекрасными видами на Lower Manhattan, а также и на High Line, тот знаменитый проект-сад, созданный на старой ветке железной дороги, поднятой на сваях над улицами. По ней когда-то подвозили и разгружали мясо со всех штатов в холодильники Нью Йорка для ресторанов и магазинов.
Райончик так и назывался, Meatpacking District. Плохонький, вонючий был район. Но железную дорогу закрыли, однако не разобрали - денег на это не нашлось, а мясо продолжали подвозить, только в грузовиках-холодильниках. Энтузиасты собрали денег на проект, и вот уже с 2009г сад-парк открыт для публики. Кстати, в основном тут посадили травы, которые когда-то росли именно в этих местах, и немного невысоких деревьев, ибо земли там все же немного. Травы разрослись, деревца поднялись, и народу там гуляет очень много, плотненько так народ движется с раннего утра и до позднего вечера, в основном турист иностранный. Интересно им всем такое увидеть. Да и виды вокруг обалденные.
Я приехала раненько, нашла парковку в 2-х блоках(!) от здания музея, и погуляла на High Line тоже.
А в музей оказалась длинная очередь. Или столько любителей модернового искусства, или же любителей любить оное на халяву - не знаю. Когда я выходила, очередь обвивала здание музея с двух сторон.
Итак, я присоединилась к экскурсии и выяснила, что до модернового искусства обнаженную натуру писали практически все живописцы, но анонимно. Натурщика не называли, хотя нередко люди догадывались, с кого именно написана картина, но это всегда был гимн красоте и молодости. Фигура человека изображалась идеализировано. Недаром же это называлось Fine Art. Зато вот только с 20-го века стали писать обнаженную натуру конкретного человека с именем, и старых, и больных, и трансвеститов, и калек, что было весьма далеко от идеальной и красивой и фигуры. Мол, искусство - это вам не слащавая пилюля и побег от действительности. Смотрите на то, что есть на самом деле. Это гимн жизни во всем ее многообразии. Ну и опять же надо было как-то конкурировать с фотографами, которые поначалу тоже бросились приукрашать портреты своих моделей.
Потом наши живописцы увлеклись, отошли от темы, сосредоточившись на обособлении от фотографии, мол, не будем копировать действительность, а будем изображать вИдение человека прямо из подсознания, да и вообще потерялись во многообразии мира.(Ну это уже мое заключение)
В общем, я походила по залам, где еще были какие-то формы с намеком на содержание, а от геометрических шедевров и выставки "света" быстро заскучала и покинула сей музей, освободив место другим желающим причаститься к прекрасному.
Вышла на улицу, а там сплошной европейский шарм, эти невысокие кирпичные дома, кругом шикарные бутики, ресторанчики, кафэ, столичная публика - это же богемный район теперь. Ведь проект High Line совершенно преобразил это место. Мясо давно перебралось отсюда куда-то еще, хотя пара компаний-холодильников еще встречаются.
 Пока район был не бог весть что, сюда перебрались безденежные художники и фотографы, а теперь стали строиться дома по интересным проектам, молодежь поселилась возле студий художников, за молодежью потянулись инвесторы, и жизнь тут стала совсем другой.
Я пообедала в бельгийском ресторанчике, сидя на улице за маленьким столиком и жмурясь на солнышке, как сытая кошка.
Села в машину и вдруг подумала, как же я так не с'ездила в Касткильские горы погулять по золотой осени? Переехала через George Washington Bridge и прямиком направилась в Ramapo Valley Reservation. Вот всего-то езды один час, в НЙ еще доминирует зеленый цвет на деревьях, листва только начинает опадать, а в Ramapo листопад уже близится к концу. Однако сколько же посетителей в этом заповеднике было, на тропинках почти не было момента, когда ты один. Но публика наша Нью Джерсийская совсем другая по сравнению в Нью Йорком. Выходят на прогулку семьями, обязательно с породистой собакой, люди такие спокойные, вальяжные, совсем другой темп жизни у них. Они более открытые, общительные, нет у них в движениях того неуловимого, что сквозит у жителей многомиллионного города, да еще и к тому же живущих в небоскребах, когда надо каждую минуту помнить о том, что ты можешь помешать другим в такой вот тесноте...
Обошла я по синей тропинке одно озеро, поднялась в гору, обошла другое озеро по желтой тропинке (это чтобы не потеряться, выбираешь цвет обозначения тропинки на маркерах на деревьях). Когда стало темнеть, я поехала домой и по дороге остановилась в своем милом gym-e. Выходной же, вот и не спеша 1.5 часа прозанималась на тренажерах да на матах, потом наплавалась, посидела в сауне, растерлась body scrub, приняла душ и приехала домой. Ужин сготовила, села с бокалом прованского rosé - что за прелестный день выдался!