Monday, January 09, 2017

Представитель теории пассионарности - прошу любить и жаловать.

Вдогонку предыдущему посту подумала, а как это так получилось, что я дошла своим умом до тех же выводов, что и в той статье.
Насколько я себя помню, в школу я пошла практически с 8 лет(родилась в октябре), а мама считала, что нечего детям мучиться, сидя за партой в таком маленьком возрасте, вот и не настаивала, чтобы сестру и меня записали бы без полных 7-ми лет в первый класс.
Этот год мне дал огромное преимущество по сравнению с другими детьми, мне учеба давалась очень легко, да и мама нас прекрасно подготовила к школе, мы много читали, знали массу правил русского языка, знали таблицу умножения, и поездили уже по всей стране, так что географию мы знали не только из книжек. На уроках мне было скучно, и приходя домой из школы, я "вела свой класс". Там я "преподавала" те же самые темы своим воображаемым ученикам, об'ясняя тот же самый материал, но в другой, более интересной, как мне казалось, форме. Я исправляла ошибки нашей учительницы Анны Семеновны. Из-за моего высокого роста меня всегда садили на последнюю парту, и мне было хорошо видно, кто скучал, кто просто не понимал учительницу, где можно было побыстрей материал проскочить, а где и "прожевать" еще и еще раз для тех, кто отставал, какие задания в это время раздать тем детям, которые шли впереди класса и проч. Я на удивление чутко реагировала на восприятие аудитории и все время удивлялась, почему Анна Семеновна не замечает ничего из того, что я вижу. Хотя и в классе редко когда было меньше 41 ученика, мне все равно казалось это дело легким занятием. С мамой я никогда не делилась своими наблюдениями, она четко придерживалась линии, что учитель всегда прав, а сестра всегда училась в другую смену, и у нее была своя жизнь. Наверное таким путем как об'яснение материала другим лучше всего изучаешь материал сам, я и получила крепкие основы, на которые потом легко укладывались новые знания в более старших классах.
Меня всегда "нагружали" всякими общественными обязанностями в школе, всегда мне давали "на буксир" отстающих, которых я вытягивала в хорошисты, и мне это никогда не было в тягость, наоборот даже нравилось. Я ходила в музыкальную школу, что было маминой мечтой, потому как ее родители ей так и не купили пианино. Мама насобирала денег на пианино. У нас не было нормальной мебели, но черное пианино "Ростов-на-Дону" было. Я не то что не любила музыкалку, я просто ненавидела свою учительницу музыки, Нонну Родионовну, но никогда на нее не жаловалась маме. У меня было 6 уроков в неделю, 2 урока по 45 мин - специальность (фортепиано), сольфеджио, хор, муз. литература и аккомпанемент. Иногда расписание складывалось так удачно, что два или даже три из этих занятия выпадали на один день недели, и в какой-то другой день не надо было ездить через весь город на автобусе в музыкалку.
Я росла нормальным здоровым ребенком, и с начальных классов я ходила на легкую атлетику, куда записывал нас физрук, а 6-го класса я стала заниматься волейболом уже не в школе, а при Доме Культурты Железнодорожников, куда меня привела одноклассница.
Вот тогда-то и случилось мое первое прозрение про использование времени.
Первым делом я сообразила, что если назавтра первым уроком устный предмет, то я все письменные уроки сделаю на нем. У меня была целая стратегия, как и когда смотреть в рот учительнице и в то же время продолжать быстренько писать свои уроки по математике, русскому, немецкому, химии, физике и проч. Как я выкручивалась успевать сделать все домашние задания за 45 мин урока, даже и не знаю. Может задавали немного, а может я была супер-реактивной. Но я училась в лучшей школе города, и была хорошисткой или отличницей в четвертях и старательно следила за балансом, чтобы в конце года по всем предметам вышли пятерки, чтобы порадовать маму, ибо ей это было очень важно. Так или иначе, но меня ни разу за 10 лет учебы не поймали на несделанной домашней работе. Правда, если задавали писать сочинение или изложение, то это я делала дома в выходные, тут просто не хватало 45 минут на писанину. К тому же мне нравилось что-то такое наваять, чего явно не будет у других, а на эти потуги поиски индивидуальности и самовыражения все же нужно время...
Опять же мама как-то купила пару книг по литературоведению, которые я просто проглотила и поняла, что если задают разбор образа литературного героя, надо обязательно найти в библиотеке подобные книги, начитаться там всяких разборов и пересказать своими словами особо понравившиеся идеи великих литературных критиков. Со временем я поднаторела на этом поприще и сама стала недурным спецом в разборе сюжетных линий, авторского замысла, динамики построения самого сюжета и основных черт характера главных героев. Я итак-то любила читать и читала очень много, и как-то получалось, что пятерка по русскому-литературе мне была обеспечена.
Когда же перешла в  физматкласс, то и задания по математике стали требовать большего времени и усилий, мы занимались по университетским учебникам, и с налету мало что можно было решить. Не была я математическим самородком, просто хорошо училась и там.
Где-то классе в 6-м я вдруг обратила внимание, что если у меня выпадали в один день и занятия в музыкалке, и двух-часовая тренировка, то я бережно относилась к каждой своей минуте времени и все(!) успевала. Зато если выпадал совершенно свободный день, когда не надо было ехать ни в музыкалку, ни бежать на тренировку, ни готовиться к олимпиаде, время просто ускользало, чаще всего я зачитывалась какой-нибудь книгой, взятой в библиотеке, и к вечеру оказывалось, что я вообще ничего не успела сделать, даже тех же уроков! А ведь еще надо было и незатейливый ужин приготовить к приходу мамы с работы, и убрать квартиру.
Кстати именно приход мамы с работы и был тем набатным звоном, который как раз и снова запускал тот самый мой оптимальный режим использования времени. Вот не помню я, но мне кажется, что у нас никогда не было ни настенных часов, ни будильника. Наша жизнь полностью регулировалось радио. Примитивный радиоприемник стоял на шифоньере в коридоре, и оно постоянно работало. я четко знала при каких словах Пионерской Зорьки мне надо выскочить из дому, чтобы не опаздать в школу, и когда запикает 6 часов вечера. Тут я подскакивала, бросалась на кухню чистить картошку - в нашем меню на ужин была картошка вареная, в мундирах, жареная и пюрэ, еше была отварная вермишель со сливочным маслом. Рзнообразия добавляли соленая капуста и маринованные огурцы и помидоры. Мне хватало 30 мин приготовить и подать ужин, вымыть посуду и подтереть пол на кухне и в коридоре. Последние взмахи трапки уже были под мамины шаги по лестнице. Мы жили на 5-м этаже, и я безошибочно определяла, мама ли это.
В общем, жизнь моя была чистой воды стресс на стрессе, но я этого не замечала.
В общем так или эдак, мама никогда не проверяла наши уроки, она страшно уставала на работе, и мы с сестрой знали четко свои обязанности, ни разу ей не пришлось на нас кричать и гонять нас за плохие оценки, беспорядок или за неприготовленный ужин. Мы жили очень бедно, но так жили большинство людей вокруг нас, поэтому нас это не тяготило.
Зато теперь, оглядываясь назад, соображаю, что никто меня на машине не подвозил ни в музыкальную школу, ни на спорт, не праздновались пышно и разнообразно дни рождения, не ездили мы с семьей в отпуск в разные страны. Никто не записывал меня на разные кружки и факультативы, а я их находила сама, несколько лет ходила на шахматы, и в садоводческий кружок, помогала школьной библиотекарше, лет 8 полностью ее заменяя на рабочем месте сразу же как только кончались мои уроки в школе (она уходила домой, а я трудилась), получая в качестве компенсации полное право читать все, что мне нравится из книгохранилища недоступного другим школьникам.
Дома мы с сестрой полностью несли все хозяйственные работы на себе, ибо мама работала очень много, ее практически не было дома, она часто уезжала в командировки и еще преподавала вечерами. Так что умение все дела сделать самой и при этом отлично учиться (другого уровня оценок мама не признавала) было как бы самое что ни на есть базовое требование. А вот если тебе хотелось немножечко экстра сверху, вроде волейбола на профессиональном уровне или чтения книг взапой, то и выкручиваться приходилось самой.
И что же?
Ведь выкрутилась!
Спасибо советскому радио и нищете с отсутствием каких-либо часов в доме. Я привыкла делать все свои дела под радио, то есть получать информацию эффективно по двум каналам, слуховому и зрительному. Благодаря жестким рамкам, установленными мамой, я знала, что учебой никак нельзя пренебречь, и у нее самый высокий приоритет, однако и домашние дела нельзя забрасывать никак, ибо они просто жизненно необходимы, ну и последнее, удовольствия: все, что тебе нравится и необходимо для счастья, надо умудриться изыскать по принципу "захочешь, на гору вскочешь".
В моем случае такой подход сработал на все 100%.
P.S.
Так, на всякий случай: на картинке - это не я :-)